Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

рег_1

Не переубедил...

В общем:
Поскольку налицо апелляция к фактологии, спешу предупредить, что не бывает "объективных фактов", всякий факт это уже результат некой интерпретации с определенной точки зрения. Другими словами, факт это не более чем мнение о чем-то реальном или принятом за реальное. Из мнений у людей складывается картина мира, мировоззрение, убеждения, называйте как хотите, но это то, что им помогает справляться с реальным (как его ни понимай), и это то, что им говорит, "как оно должно быть".
А теперь важное замечание: многие пребывают в иллюзии, что их убеждения проверяются на прочность, на "истинность", при столкновении с реальностью. Это действительно так случается, но чрезвычайно редко, например, у неподготовленного человека на войне, когда война "обнажает реальность", ломает сложившуюся у человека картину мира, сдирает с нее культурные формы, в которых он привык воспринимать реальность. И тогда его охватывает экзистенциальный ужас, что засвидетельствовано литературой о ПМВ. Но не потому ужас, что человека страшит сама реальность, а потому ужас, что человеку нестерпимо быть без знания того, "как должно". Стало быть, роль картины мира, идеологии нельзя переоценить.
Ну а как же рушится у человека картина мира обычно? При столкновении с другой картиной мира, с другой идеологией. И только так. А поскольку КМ для человека чрезвычайно важна, и можно показать, что именно ею определяется не только самоидентификация, но и самотождественность человека во времени, то часто человек предпочитает не корежить себя, не менять свою КМ на какую-то другую, а за свою воевать и умирать, защищать свою самость до последнего вздоха.
Я к чему это все накалякал? А чтоб показать, что бесполезное дело затеял, Василий. Разделение по двум сторонам произошло. И для каждой те, кто на другой стороне - зомби. А зомби нельзя переубедить.

Конкретно:
1. Переворот на Украине в феврале произошел во имя нации.
А идеология "европейской нации" - мощнейшая. И не важно, что это "прошлый век", и что хохлы на поезд опоздали, и что паровоз этот уже еле тянет, и что его готовят отправить на слом. Втолкнут их общими усилиями в последний вагон, а он и без паровоза по инерции проедет чуток. А много не надо, проект этот затеян всего на несколько лет, и не ради хохлов. Нам же важно понимать, что идеология эта аборигенам пришлась по душе, они ее приняли, причем настолько, что за нацию готовы умирать, и в количестве. Самое здесь гнусное, что русские воюют против русских. Правда, это не впервой.
2. Нация - источник и власти, и Конституции, разумеется, и самого государства.
Нация отвергла формально легитимного президента и учредила новую переходную власть. При этом президент предал свой народ, убежал со своего поста - к своим истинным хозяевам, в РФ.
Конечно, при этом произошло временное выпадение из поля легальности, и в этой безправовой лакуне прежней парламентской властью, выражающей волю нации, была учреждена новая основа права для всей территории Украины - Конституция (хотя по факту она одна из прежних).
Также переходную власть нельзя было называть полностью легитимной. Но если Майдан посчитать украинской традицией, то все же достаточно легитимной. Ведь когда Талейран вводил этот понятие, он отсылал как раз к французской традиции. Как бы то ни было, каждый день удержания власти, эту власть делал все более легитимной. Выборы президента завершили процесс легитимации. Баста.
3. Исходя из сказанного, какие-либо юридические возможности качать свои права были только у республики Крым, какой-никакой государственности. Все остальные с точки зрения Украины это смутьяны, сепаратисты, засланцы. Референдумом же в том виде никого не обманешь, так как к нему предъявляются жесткие требования, которые не были соблюдены. Процедура это не блажь. На человеческом уровне все представляют, что неопытного человека нетрудно заставить "по доброй воле" подписать бумажку "под впечатлением" и ему же во вред. Поэтому принята определенная процедура, например, у нотариуса. Поэтому Донбасс свои права не отстаивает в переговорах элит, а пытается их себе завоевать.
Как-то так выглядит позиция свидомого украинца (в самом мягком варианте).
рег_1

2*2=4 как фактор уничижения


Интересный разговор получился.
Игорь Д.: "В акте осознания того, что 2*2=4, для тебя открывается, что тебя нет. Отсюда возникает наслаждение небытием".

Что мне кажется верным - ухвачено наслаждение.
С чем категорически не согласен - с небытием.

В "объективной" ситуации позора, унижения, уничижения, ничтожения человек оказывается перед выбором. Или, подчиняясь этой негации, постепенно сойти на нет, то есть, вывалиться из бытия, перестать быть. Или, цепляясь за бытие, постараться внешнюю негативность трансформировать во внутреннюю позитивность, а это и есть наслаждение - тем, что открылось, тем, что есть.

Конечно, у человека всегда брезжит надежда сломить саму "объективность", одержать над нею победу. Но как 2*2 победишь? Поэтому, чтобы не выпасть из мира, люди наслаждаются гармонией мира, абсолютно независимой от них, но становящейся гармонией их самих благодаря наслаждению как абсолютно личному чувству. (Тут присвоение налицо, да и мотив авторства проглядывает).

Так что, думаю, в главном Игорь прав. Ф.М. читал и чтил Платона, и наверняка знал, что путь к благу для человека не возможен без наслаждения.
- ?
-  А без него ум засыпает...
рег_1

Антиамериканизм. Взгляд с другой стороны.

Образчик "талмудизма" чистой воды, включая комменты других "талмудистов".

Скучно. Разве, представляет интерес с точки зрения механизмов формирования общественного мнения в Америке. Лично на меня и это уже давно навевает скуку, но кому-то может оказаться полезным.

В чем основная разница между антиамериканизмом здесь и русофобией там?

А там это настолько уже укоренившиеся настроения общественного сознания, что можно их было бы назвать даже скрепами общества, если б не их невеликая для американского общества роль. Ну, некая маленькая заноза, которую можно расчесывать время от времени, при этом называя по-разному - то комми, то русской мафией, то просто русской шпаной. Но, тем не менее, все понимают, что она в американском теле прочно сидит. В принципе, удобная штука. Особо не мешает, но когда хочется почесаться, служит причиной. Поэтому ее не выдергивают, даже когда в ней нет особой нужды. Помню, меня в свое время поразило, что несмотря на победу разрядки и всяческую дружбу-жвачку, Голливуд продолжает регулярно штамповать свои русофобские штучки, как будто так и надо. А "так и надо", да.

В России же антиамериканизм это довольно свежее явление. Никогда такого не было даже  в самые холодные времена. Ведь несмотря на пропагандистские выпады, на самом-то деле, Штаты в Союзе воспринимались просто как достойный противник без всякого антагонистического "анти", причем это мнение было доминирующим в самых разных слоях населения, вплоть до высшего офицерства. Ну а нынче российский антиамериканизм обязательно подразумевает изрядную долю презрения, то есть, это уже относится не к абстрактному "вероятному противнику", а к натуральному и неприкрытому врагу.

И не скажу, чтоб это было хорошо и правильно. Но так оно есть.

И начинался этот "ментальный сдвиг" примерно в середине 90-х, тут я согласен с наблюдением Куздры, ссылающимся на настроения фидошников (а тогда же они считались "продвинутыми" ребятами, представления о реальности черпающими не только из книжек). И начинался он как раз с рефлексии над тезисом примерно следующего содержания:

...помогали много, и куда больше, чем "положено" помогать побежденному. Согласен, результат был ужасен для многих россиян, но вина в этом не на европейцах с американцами - вина на отечественной шпане, разворовавшей страну.

Я не был фидошником. Но хорошо помню изменение настроений среди тех, кто так или иначе вел в то время дела с американцами, причем не как "шпана". И вот как-то враз у многих возникло стойкое ощущение - "Эй, ребята, вы нас дурите!". Естественно, никому не хотелось оказаться в дураках. И ничего удивительного, что многие предпочли стать "шпаной". Это вообще какой-то абсолютно бесчеловечный аргумент насчет "шпаны". Ведь большинству людей никакой иной для них приемлемой возможности не оставили. Альтернатива была, да - опуститься на самое дно. Каждый сделал свой выбор. Очень многие опустились. Другие нет. И результаты тех "выборов" расхлебываем до сих пор.

Однако в середине 90-х осознание того, "куда мы попали и почему", происходило по большей части еще на индивидуальном уровне или в каких-то узких социальных стратах. А начало крутого разворота общественного мнения это самый конец 90-х, когда трагедия Сербии сработала триггером. Через десять лет примерно этот разворот завершился. Однако антиамериканизм в России все же довольно свеж. Заноза эта еще торчит. Это означает, что есть куда американизм наращивать, и есть возможность загнать антиамериканизм в общественное сознание поглубже. Или напротив, при желании еще можно общественное мнение развернуть назад, аккуратно вытащив эту занозу.
рег_1

Натаскаю из фейсбука

(Об Украине)

Речь о европейской нации. А эта идеология мощнейшая, за нацию будут умирать и убивать.
И этничность здесь играет не очень большую роль. С той стороны тоже воюют русские, просто сделавшие свой выбор и своей кровью подтверждающие его каждый день. Ведь нация это ежедневный плебисцит, как было сказано почти полтора века назад.
И чем дольше будет длиться война, тем больше будет ожесточение. То есть, мы все вступили в очень густое дерьмо, и что теперь с этим делать, по-моему, никто уже не представляет. А время не проворачивается назад, вот в чем беда.

Сергей Щеглов: А как Вы думаете, у нас (России и Украины) были шансы в это дерьмо не вступить?
Alexander Bronza: Нет. Сами отказались от того, чтобы делать историю.

(О нациках)

Замените нациков на украинских националистов, да учтите провокации заинтересованных манипуляторов, сующих в руки людям бутылки с коктейлями молотова, и все встанет на свои места. На поле боя автоматы в руки несмышленышам никто не сует, сами за оружие хватаются. А если что, горят под Градами, доказывают свое право принадлежать к украинской нации.
И, понимаете, этот национальный порыв не очень-то зависит от киевских манипуляторов. Не за них воюют, а за Украину. Конечно, можно сказать, что они жертвы болезни, и их мозг инфицирован мемом "Украина". Но тогда признайте, что и вы находитесь в инфекционной больничке под названием "Россия". Или что-то иное вас заставляет пылать праведным гневом, кроме этого вируса, а? Ну так поделитесь, раскройте нам ту глубокую идею праведной жизни, которой Россия в целом и вы лично могли бы пристыдить украинцев? Или может, вы считаете, что нами правят настоящие боги, а Кремль это Олимп, не чета Владимирской горке? Увы, нет у нас ничего и в помине эдакого, хоть в чем-то оригинального и выдающегося, для других привлекательного. Кроме свободного места в нашей больничке. Се ля ви. При этом я, разумеется, отнюдь не считаю, что нашу больничку не надо защищать всеми возможными способами. Однако, призываю совсем уж не терять адекватность, насколько это возможно для пациентов.
Collapse )
рег_1

Пытаюсь понять логику кремлевских ботов и примкнувших к ним патриот-идиотов

Честный пропагандист ориентируется, прежде всего, на действия власти. А поскольку все действительное должно быть разумно, то далее он применяет свой разум по назначению, оставаясь абсолютно искренним.

Например, если Россия не вводит войска на Украину - а не могут же кремлевские делать то, что выгодно противнику - то значит, противник желает ввода наших войск на Украину. Безупречно. Симулякр порожден.

Осталось лишь объяснить, почему противник этого желает. А чтоб России-матушке сделать бо-бо, наложить на Россию санкции и послать укроармии побольше тепловизоров и пушек. Так симулякр начинает самостоятельную жизнь.

Далее пропагандист показывает пальчиком на вводимые санкции и посылаемые украинцам тепловизоры с пушками, чем окончательно убеждает патриот-идиотов в мудрости кремлевских правителей. А симулякр окутывается флером реального...


Тем временем:

1. Конгресс США готовится принять в третьем чтении законопроект о расширении военной помощи Украине, что включает поставки противотанкового, зенитного, стрелкового вооружения и боеприпасов.
РИА Новости http://ria.ru/world/20140717/1016424764.html#ixzz37kJP1SHo
2. Президент Украины Петр Порошенко поручил Генштабу провести передислокацию войск в зоне АТО. Об этом сообщает УНН со ссылкой на пресс-службу главы государства.
"Мы изменяем тактику, которая позволит нам качественно действовать в условиях непосредственного привлечения вооруженных сил иностранных государств", — сообщил Порошенко.
рег_1

А 28 мая еще оставался вопрос...

рег_1

Если совсем коротко

Кусочек украинской картины мира (из комментов):

"Быть россиянцем - стыдно. Часть мира вас ТЕРПИТ, потому что вы, ценой разорения собственного народа, гоните на запад нефть и газ.
Вас никто не уважает, никто не боится, никто не любит. Туры "без русских" уже продаются и в украинских турфирмах.
Народ - Ватник, народ-предатель, народ-зэк."

Это к вопросу, зачем помогать Донбассу. Неискушенному человеку довольно.
А для высоколобых аналитиков и "не диванных" стратегов-охранителей повторю простую истину: воюют картины мира.
И если одна побеждает, то - побеждает!
Последствия не исчисляются миллиардами.
рег_1

"Утилизация"

Сегодня уже можно сказать, что вброс по поводу "утилизации пассионариев" оказался успешным. Народ принял к сведению. Что хорошо.

1. Глава ополчения города предполагает, что одной из целей Киева может быть нейтрализация активистов "Правого сектора" и самообороны Майдана, которые в противном случае останутся в столице Украины и будут дестабилизировать ситуацию там. "Быть может, максимально возможная "утилизация" (активистов — ред.) <…> является одной из задач продолжения войны", — предполагает командир ополчения Славянска. РИА Новости

2.
Очередное приглашение на "утилизацию".

3. Версия вторая. Зачистка пассионариев: Согласно этой версии, российское руководство действительно сделало «выводы» из Киевского майдана. Война на Юго-Востоке с этой точки зрения используется не как средство создания на осколках былой Украины буферной республики Новороссия, но, не в последнюю очередь, как способ утилизации взрывоопасной массы внутри России. Несмотря на рост рейтинга Путина, уровень коррупции внутри страны остается крайне высоким, а рост уровня жизни основных слоев населения – крайне низким. Во избежание майдана внутри России в ситуации усугубления социально-экономического кризиса лучше сразу устранить наиболее горячие группы населения, готовые по первому зову взять в руки оружие и пойти на баррикады.

Утилизацию только не надо понимать слишком узко. Кроме всего прочего она предполагает выявление радикальных элементов, учет и контроль. Возражение же насчет сопутствующего роста радикальных настроений в обществе мне не представляется убедительным. Нежелательный эффект от длительного локального конфликта будет нивелирован масс-медиа, в то же время, слегка повышенный уровень общественной мобилизации сейчас всем только на руку. Энергия масс в умелых руках это же сила! А реально опасно как раз быстрое затухание конфликта. Ибо пока не понятно, что делать - с тем, что самостийно уже пробудилось.

зы
Вчера сработал озвученный ранее "критерий оценки развития конфликта - пойдет ли он в русле регулируемого, или Украину решат таки превратить в Руину в буквальном смысле. Это введение Киевом военного положения на Донбассе". И поскольку от него отказались, то вероятность "Сирии на Украине" резко возросла, а значит, и соображения об "утилизации" приобрели еще большую актуальность.
рег_1

Совпадение как субстанция

Это копия того, что послал неомарксистам (http://m-introduction.livejournal.com/226479.html)
====================================

Человек существует постольку, поскольку он подключен.

Такова реальность "нового капитализма".

Подсоединенность - это удерживание вместе разделенного или это совпадение.

Совпадение, будучи блокированным, отдаляет людей от реальности как она есть.

Прокрастинатор, стало быть, это тот, кто производит реальность как реальность совпадений. Однако она отчуждается эксплуататорским классом, в результате как доминирующая выступает иллюзорная реальность навязанных представлений о "возможном невозможном". Блокировка истинной реальности происходит за счет внедрения внешнего критерия подключенности, а именно, критерия ее продуктивности, эффективности - с точки зрения буржуазного общества. Чему противостоит прокрастинатор. Ибо единственный критерий, определящий степень реальности подключения, это напряженность удерживания вместе разделенного. И в этом смысле подключение к Angry Birds может оказаться ничуть не менее реальным, допустим, чем подключение к финансовым потокам.

Стратегия прокрастинатора заключается в прояснении механизма подчинения внешнему, "имманентному невозможному", в конечном итоге, в отказе от выбора и в превращении империалистической войны в гражданскую. То есть, всякий предлагаемый буржуазией выбор отвергается, и в то же время, ищут совпадающих антагонистов в двух сторонах. (Как тут и что пока проговорено тихо и слабо).

Цель - борьба за истинную реальность. Первоочередная задача - сделать класс прокрастинаторов из класса в себе классом для себя.

Примерно так Йоэль Регев рассуждает о революционном классе прокрастинаторов в условиях «нового духа капитализма». По крайней мере, так я воспринял на слух его недавнее выступление на "Зимней школе" спекулятивных реалистов в Питере, спонсируемой оппозиционным олигархом Прохоровым. Йоэль пытается развивать так называемую "материалистическую диалектику" в русле общего течения спекулятивного реализма. На мой взгляд, сам по себе это достаточно интересный пример философского изворота - для философии, зажатой в тиски бытия и мышления. А конкретно на материалистическую диалектику я обратил внимание потому, что именно в этих построениях наиболее четко увидел общее для спекулятивных реалистов стремление выйти к чему-то третьему, причем абсолютному. Собственно, тут оно названо четко - это совпадение или удерживании вместе разделенного.

При этом декларируется субстанциональность совпадения. И хотя
могут существовать качественно различные модусы удерживания вместе разделенного, основополагающим является удерживание вместе разделенного как таковое. Стало быть, совпадение - субстанционально.

Пример удерживания вместе разделенного - совпадение логоса и праксиса. Но и в каждом из этих модусов бытия ли, мышления ли имеют место быть свои совпадения, одна только возможность удерживания вместе смыслов демонстрирует нам фундаментальность совпадения. И вот эта реальность совпадений на деле отчуждается в пользу "имманентно невозможного", будь-то "вещь в себе", объективный мир или какой-то религиозный абсолют. То есть, "здравый смысл" подчиняет реальность нашим представлениям о том, "как оно должно быть". Поэтому материалистическая диалектика в качестве основного вопроса ставит вопрос о механизме подобного отчуждения.

Итак, налицо не только выход за пределы "корреляционистских институтов", но четкое обозначение куда - к субстанции, не являющейся ни бытием, ни мышлением. Это нечто третье, не менее фундаментальное, а может, и изводящее все остальное. Важно заметить, что при этом ни бытие, ни мышление никуда не деваются, а продолжают оставаться в этом дискурсе основными категориями по необходимости.

Когда я обратил внимание на сие обстоятельство, а именно, на появление новой третьей категории, также заметив, что она чем-то напоминает мне платоновское Единое, то удовлетворительного ответа не получил. Мол, и речи нет о повороте взад или, если возвышенно, о возвращении к корням, мы радикалы, и прочее, прем только вперед.

Как бы оно ни было, эта попытка вырваться из кантовский Матрицы, мне симпатичнее изначального порыва К.Мейясу, который со всей очевидностью в этой самой Матрице так и остался, разве в ней слегка пошалил, побултыхался. Четырехлетней давности мои соображения по поводу Мейясу можно найти здесь:

В тисках бытия и мышления - 2 (это вроде введения)
В тисках бытия и мышления - 3

Что же касается перспектив материалистической диалектики, то пока мне трудно сказать, принесет ли это направление мысли что-то принципиально новое в философский дискурс, кроме новых словечек и оборотов речи, или это окажется очередными заметками на полях Платона, например, в духе продолжения метафизики Аристотеля, где субстанция совпадения представляет собой удерживание вместе материи и формы. Но определенно, сама речь ведется не в кантовской Матрице и не о ней. Что уже хорошо.

В заключение, постараюсь вкратце(!) дать услышанному интерпретацию в духе Платона и в дискурсе различения, а не совпадения. Право, что такое это совпадение? Прежде всего, чтобы ему случиться, одно от иного должно быть различено (или иное от одного разведено). А что необходимо для того, чтобы случилось само различение? Необходимо нечто третье, только по отношению к чему и различаются эти одно от иного. Стало быть, чтобы одному от иного различиться, необходимо породить какое-то сущее - говорил Платон - необходимо это третье, по рождению которого, и только, сущими становятся также одно и иное, то есть, они, наряду с третьим сущим, становятся различенными. Бытие это различение, ага.

Далее легко видеть, что становясь различенными или просто становясь, одно и иное лишь кажутся несвязанными, в то время как их сущностная связь присутствует всегда. Итак, хотя само по себе "связывание несвязанного" это просто вводящий в заблуждение оборот речи, можно сказать, что возможность связывания всякого "несвязанного", чему так удивляется Регев, имманентно присуща бытию. Нет тут у нас ничего несвязанного.

Теперь посмотрим на судьбу одного и иного. Понятно, что удерживание их вместе как разведенных это их различение или просто-напросто это и есть сущее бытие. От человека различение требует сил, духовного напряжения. А когда удерживание вместе разведенного ослабевает, то пропадает различие, различенное прежде сливается в тождестве и вываливается из бытия, проваливается в ничто. Такой человек оказывается, в лучшем случае, в мире извне навязанных иллюзий, в худшем - наедине со своим уставшим или, наоборот, взбесившимся воображением, и в том и в другом случае сводящим человека с ума перманентно пульсирующим недоразличием.

С другой стороны, посмотрим на совпадение логоса и праксиса. Чем удерживаются вместе эти основные модусы удерживания вместе? Вестимо, Единым! Ибо именно в Едином заключено различие между движением сущего и движением мысли (как иного сущего), и только в Едином. Поэтому-то там покой, и поэтому-то нас так манит к наднебесным высотам... Короче, не человек удерживает вместе бытие и мышление, но человек - постольку, поскольку он человек - определяется связью этих, казалось бы, разведенных модусов различения. Или - в самом человеке находится выход к тому третьему, что есть ни бытие, ни мышление. У кого где, а у меня "это" в верхушке затылка.

С раздвоением субстанции, что декларирует материалистическая диалектика, тоже никаких проблем в платонизме. Субстанция безпроблемно пульсирует, оставаясь в покое для нас, единственная проблемам состоит в том, чтобы ей для нас стать-быть, а нам удержать ее бытие.

В общем, при рассмотрении вчерне у меня вся эта каббалистика укладывается в Платона (еще место остается). И почему-то я не удивлен. Каббала вторична все же...

Что же касается диалектики реального и воображаемого или вопроса о соотнесении реальности с картиной мира, то это, действительно, серьезный и актуальный вопрос, он требует особого внимания. В чем генезис "имманентного невозможного" и как оно влияет на нашу реальность? Я этого слегка касался прошлой весной при разговоре о динамической Матрице, которую построил Маркс, и планирую к этому вопросу вернуться в будущем.






Александр Бронза




===========================
Ссылки по теме
(ранние выступления Й.Регева, так как в этот раз запись не велась):

1. http://www.sambation.net/index.php?title=Каббалистический_большевизм:_основные_положения&oldid=3621&diff=prev

2. http://vimeo.com/40002434
рег_1

Марксова рефлексивная Матрица












...то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы. Следовательно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своем противоречии, а затем практически революционизирована путем устранения этого противоречия.
К.Маркс, Тезисы о Фейербахе






Прежде чем перейти к сути дела (прости Кургинян, что употребляю это слово без спросу), мне придется сделать несколько замечаний по поводу исторических обстоятельств, в которых работал Карл Маркс, дабы подойти к делу конкретно-исторически и быть понятным марксистам, а следовательно, и по поводу моего взгляда на западноевропейскую историю вообще, дабы описать его основные особенности.

А история Западной Европы, на мой взгляд, это история деконструкции, история смятения Традиции (с), когда традиции сметались одна за другой, каждый миг пребывая в смятении. В чем, в принципе, и заключается модерн, ведь модерн это то, что противополагается традиции. Поэтому Европа это такое перманентно модерновое общество, модернизирующееся само собой. Наиболее наглядно это прослеживается в истории религии, в том, как европейцы уничтожали главенство религиозной традиции  - сперва отколовшись от православной церкви, потом начав дробиться внутри, в конце концов, оттеснив религию на задворки общественной жизни (но не похоронив совсем, что тоже важный момент, подчеркивающий спонтанную естественность процесса, а не действие тайных "злых сил" с атеистической идеологией). О деконструкции европейского культурно-исторического ядра, как о главном отличительном признаке европейского модерна, недавно в ЖЖ хорошо написал atharwan. Совсем не буду останавливаться на моем видении хода этой деконструкции, обусловленной многими причинами, и, конечно, довольно таки уникальными историческими обстоятельствами, что подчеркивается в обсуждении по ссылке. Скажу лишь вкратце, в чем я вижу суть, то есть, о главной, движущей, "сквозной" причине европейской модернизации, какой она мне представляется.

А это определенным образом произошедшая рецепция западноевропейцами греческой философской культуры, в частности и особенно, Аристотеля, логика которого ими была "гипостазирована", если так можно выразиться. Образованные люди все больше привыкали изъясняться знаками, четкими застывшими понятиями, и чем четче, тем лучше, что привело к примату формы. То есть, к чрезмерной приверженности формализму, формальной логике, формальным законам, ибо знак это и есть чистая форма. (Кому непонятно, о чем я пишу в этом абзаце, не отчаивайтесь, вы не одиноки, а надо мной довлеет срок и размер, но дальше будет попроще и все прояснеет, хотя бы по интуиции). Стало быть, это послужило расцвету аналитики и метафизики как таковой, но также и неизбежному выявлению пределов метафизического мышления, лишенного возможности найти опору в чем-то ином. Целостный же символизм Платона был европейцами так и не открыт или вытеснен, практически позабыт. (Поэтому по факту платонизм это то, что до метафизики или над метафизикой, ну и Платон сильно бы обиделся, назови его кто метафизиком).

Понятно, что всякая аналитика имеет предел постольку, поскольку придерживается формально-логических правил, а определенная ограниченность формально-логических построений была выявлена только к середине прошлого века (назову лишь одно имя - Гёдель). И как только это обстоятельство было воспринято социо-гуманитарной мыслящей массой (а, как правило, эта рецепция осуществлялась по принципу "слышу звон..."), так почти сразу деконструкция расцвела пышным цветом, возник постмодернизм. "Истины нет". А чего проще решать задачку с известным ответом, тем более, если известно, что его нет? Вот и налетели со всех сторон деконструкторы на ответы былых времен. Глупость, но поначалу выглядело свежо и смело. Самое смешное, что они не произвели ничего особо нового, кроме факта осознания производства бессмыслиц. Само по себе это, конечно, поступок, и поэтому постмодерн это ни что иное как самый полный и совершенный модерн, ибо рациональному уму надлежит себя сознавать. Однако деконструкция происходила в европейской культуре во все времена, только не в такой осознанно демонстративной и наглой форме. Ответа то раньше никто не знал «точно», поэтому вели себя относительно скромно. Хотя формально-логическим инструментом пользовались вовсю, сначала безоглядно от невежества, затем веруя в безграничную силу разума человека, причем, исключительно рационального человека. И первой жертвой пала, как известно, религия.

Дело в том, что религия объясняла мир. Весь мир. В том числе, человека и окружающую человека реальность, самую повседневную реальность. Она объясняла где, как, почему и зачем человек живет, и как ему лучше себя вести. Короче, у человека имелась религиозная картина мира. И как всякая картина мира она служила человеку для интерпретации реальности, но не только. Это вообще не главная функция картины мира (поэтому-то некоторая степень ее противоречивости или неполноты, незавершенности терпимы). Более важно, что она человеку дает перспективу. Иначе чем она будет отличаться от постылой реальности? Да ни чем. Поэтому все мировоззренческие идеологии рисуют человеку перспективу. А религиозная картина мира по отношению к тогдашней реальности давала величайшую перспективу! Поэтому эта довольно таки цельная картина мира еще не так давно была для человека главнейшей. И поэтому, конечно, первой подлежала деконструкции с точки зрения рационального ума. И как только он окреп в достаточной мере, так и принялся за нее, вооружившись логикой Аристотеля (вестимо, тут Стагирит не при чем, хотя кто-то скажет, что виноват именно он, не сделавший, в отличие от Платона, поправку "на дурака").

Теперь мы готовы перейти непосредственно ко времени Маркса. Религиозная картина мира тогда уже лежала в руинах, по крайней мере, так виделось просвещенным продвинутым умам. При этом оказалось, что спонтанно возникшие на ее месте разного рода поделки, по необходимости несущие черты синкретичности, были противоречивыми и малоперспективными. Из них не складывалось никакой, пусть даже ущербной картины мира, а то, что складывалось, воспринималось современниками именно как очищенная от религиозной мути реальность. Именно как на сущую реальность смотрел на происходящее вокруг него Маркс. (Что всякая реальность есть тоже в некотором смысле картина мира - про это я опущу, чтобы не усложнять изложение.)

Итак, Маркс обратил внимание на творящийся в немецкой действительности того времени беспорядок и сделал вывод, естественный с его стороны, будто наблюдаемая им противоречивость присуща самой реальности, то есть, алогичность происходящего обусловлена "саморазорванностью и самопротиворечивостью" окружающей реальности или "земной основы", как он написал (см. "Тезисы о Фейербахе"). Далее, эта реальность "сама должна быть понята в своем противоречии, а затем практически революционизирована путем устранения этого противоречия". То есть, Маркс декларировал отказ от рациональной интерпретации существующего порядка вещей, признав его противоречивым. Право, выявленные рациональным умом противоречия не могут быть сведены в рациональную картину непротиворечиво. Иначе получится обман. Таким образом, создание новой метафизической картины мира было им признано бессмысленной задачей — ввиду бьющей в глаза противоречивости того, что ей полагалось описать. В этой безрадостной ситуации Маркс нашел радикальный выход:

"Философы лишь различным образом объясняли (интерпретировали) мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его".

Мешал только один вопрос, вставший ребром - как это возможно, если "обстоятельства изменяются именно людьми", в то время как сами "люди суть продукты обстоятельств и воспитания"? Значит, надо воспитывать воспитателя! Звучит красиво, а на деле означает порочный круг. И тогда Маркс делает ход конем. Он провозглашает, что "субъект в своей действительности есть совокупность всех общественных отношений", и что "общественная жизнь является по существу практической", то есть, результатом деятельности субъектов, а значит, доступна пониманию рационального субъекта. Здесь Маркс в пример приводит рациональную деконструкцию религии, мистики, действительно, проведенную успешно. Заметим, что он делает главную ставку на ту же рациональность, в бессилии которой объяснять противоречивый мир только что признался. Однако он берется не объяснять противоречия реальности в их совокупности, а выявлять их в повседневной конкретике, а затем устранять - практически. Этот важнейший момент, как правило, трудно понимаем, но к нему мы еще вернемся.

Итак, если общество производится субъектами в их практике, а всякая человеческая практика может быть рационально описана и, в этом смысле, понята, то нет преград для познания субъектом всего общества, тем самым, и самого себя. А самопознание это и есть развитие человека. Таким образом, познавая общественные отношения, человек в силах изменить (воспитать) себя, а следовательно, он способен изменить мир.

Повторим еще раз и аккуратно: человек способен рационально описывать и интерпретировать поведение различных вещей, в том числе, и поведение людей, значит, ему открыта дорога к рациональной интерпретации общества. И поскольку сам человек это продукт общества, то выходит, что он способен рационально описать самого себя как общественного субъекта, и, сделав это, внести рациональные поправки, быть может, кардинальные, в полученный пейзаж - в себя, а потом и в общество. Обобщая на весь мир, получим, что мы в силах изменить мир.

А никто не сомневается. Люди тысячи лет этим только и занимаются. Так что же сделал Маркс, с нашей сегодняшней точки зрения? Считается, что в "Тезисах" он утверждает возможность целенаправленного революционного изменения реальности - общества, мира. Что находит подтверждение в нашем анализе. И это, на первый взгляд, замечательная перспектива! Чем Маркс и завоевал умы. Тем более, что он впоследствии "открыл закон развития человеческой истории", общества, как рассказал его друг Фридрих Энгельс.

Посмотрим все же, что же Маркс сделал по существу. Собака здесь порыта не глубоко. Конечно, внешним описанием поведения людей невозможно проникнуть в их внутренний мир, то есть, выяснить всю человеческую подноготную, таким образом, нельзя отличить их от роботов. На этом в свое время чуть не споткнулась аналитическая школа, поэтому быстренько повесила табличку "осторожно", и на этом до сих пор спекулирует психоанализ. Правда, если оставаться в сугубо материалистической или физикалистской парадигме, то это препятствие не особенно видно (например). Поэтому Маркс, как и всякий убежденный марксист, это ортодоксальный материалист по необходимости, и в этой необходимости состоит некоторая ограниченность рисуемой Марксом перспективы. Но эта имманентно присущая марксизму ограниченность объяснима и логична, да и не бывает у нас здесь ничего безграничного, поэтому те, кто надеются на «синтез Маркса с Вебером» это сумасшедшие или начетчики. Однако не обязательно не признавать онтологической самости человека или быть психоаналитиком, чтобы оценить по достоинству творение Маркса. Ведь он явился вторым после Канта в истории человечества, кто придумал Матрицу - на этот раз Матрицу для трудового народа. (На всякий случай, о Матрице можно почитать, например, здесь - Мир, строящий собственную модель).

И чтобы проникнуться величием марксовых построений, вспомним, что Мировой Дух из болота гегелевских измышлений вытаскивал за уши лично сам Гегель. Маркс же решился трудового человека не только поставить на «твердую» почву материи, но и вооружить его революционной методологией саморефлексии. Все, Маркс больше не нужен. Труженик сам, и часто в процессе труда и борьбы, познает общество, то есть, себя. Уточню, что познание общества ему рисует картину мира, идеал, а сам работник пока остается в реальности своей рутины. Но, преобразившись от осознания нового знания, он в этой опостылевшей реальности что-то подкручивает, подправляет, а то и заменяет в меру возможности, а если момент позволяет, то и революционно-кардинально, то есть, меняет собственную реальность, подтягивает ее к идеалу, к текущей картине мира. Понятно, что изменив общество, он тем самым невольно еще раз меняет себя, причем неизвестным, неконтролируемым образом. И, вдруг, оказывается, что "мы не знаем общество, в котором живем". Поэтому начинается новый цикл познания и революционных преобразований реальности. Затем им вновь формируется картина мира для нового себя, и так далее. Пока не устанет.

Замечательно, что у труженика каждый раз остается зазор между реальностью и картиной мира, то есть, всегда имеется ясная перспектива, и есть куда расти. Одна беда. Даже две. Во-первых, нужно быть материалистом, забыть о душе. Во-вторых, когда ты понимаешь, как работает механизм, то становится скучно, другими словами, хочется надраться вдрызг даже самым бездушным. А потом ведь обязательно потянет обратно, в свою привычную Матрицу, что придумал Кант. Да, там совсем плохо с перспективой, и подташнивает от безысходности, но жизнь все же поспокойнее, главное, там остается шанс на чудо, что ту же душу греет. Вдруг, спустится Морфеус, прийдет спасенье. Или у кого-то наверху перегорят провода, будет веселье... А у Маркса только сизифов труд.

Итак, традиционная статическая Матрица была Марксом преобразована в динамическую. Если у Канта мы заключены в плотно запечатанную коробку сознания (или в одну матрешку), и что там снаружи «на самом деле» нам знать не дано, стратегия «кукловодов» для нас это загадка, то Маркс использовал образ, известный по русской матрешке. То есть, он взял (придумал, скорее, проинтуичил) самую простую модель рефлексивного сознания - вложенных друга в друга матрешек наличного бытия, когда одна матрешка с неизбежностью, обусловленной невозможностью находиться в противоречии с самой собой, восполняет себя до следующей другой, включающей в себя все предыдущие. И с тех пор, как марксизм завоевал популярность, никакое «на самом деле» не является большим секретом, каждый может представить "жизнь наверху", и постольку конспирология рулит, поскольку имеет под собой основание.

Но что еще, кроме матрешки, напоминают нам построения Маркса с логической точки зрения? Конечно, арифметику. Так, арифметическую систему мы предпочитаем считать непротиворечивой, поэтому возникающие в ней противоречия с безусловно для нас истинным (вне арифметики, истинным на другом языке) мы вынуждены убирать, просто-напросто включая эту дорогую для нас истину в арифметику в качестве аксиомы. Таким образом, арифметика как система изменяется, а именно, наращивается, восполняется новыми истинными утверждениями - аксиомами, при этом оставаясь по-прежнему неполной системой (в смысле невозможности объяснения, точнее, установления истинности всех возможных в ней утверждений).

Аналогичным образом действовал Маркс. Как помните, он отказался объяснять противоречия "системы", а взялся изменить ее саму, исправив противоречия. По Марксу "система" должна быть "практически революционизирована" путем практического устранения противоречий. Стало быть, нужен метаязык, превосходящий язык реальности, нужна та самая картина мира, чтобы сформулировать необходимую истину на этом языке как истину. Потому общество нуждается в изучении, что нужна теория общества, что нужен язык этой теории, по отношению к языку реальности выступающий как метаязык. Затем все просто. Нужны лишь революционные матросы, чтобы противоречия реальности искоренить. Истины революции они умеют внедрять в жизнь, и реальности ничего не останется, как признать их за свои аксиомы. Таким образом, реальность восполнит себя, старые противоречия будут сняты.


Резюмирую.

В век рационализма Маркс первым увидел, что рациональной понятийной логикой мир нельзя объяснить, кругом парадоксы, и потому он решил его изменить и придумал как. Маркс создал оригинальную для своего времени рефлексивную Матрицу. В этом состоит его гениальность, ведь все это случилось задолго до открытий двадцатого века, когда вплотную занялись языком. При этом для пущей важности и как инструмент он использовал модную диалектику Гегеля, в которой противоречия лежат в основе движения. Что несколько смазало акценты, но в те времена именно эта (censored) диалектика в лет пробивала неискушенные умы, и даже сто лет спустя интеллектуальные садисты ею доставали студентов. В этом сугубо прагматическом смысле она Марксу очень сгодилась, в остальном сыграла лишь формально-служебную роль. Суть же его построений заключается в динамической Матрице. С нее начался марксизм.

Линия Маркса это линия на создание новой великой картины мира на базе рационализма. Причем, саморазвивающейся картины мира, а не какой-нибудь застывшей картинки, то есть, замышлялось в буквальном смысле мировоззрение - призванное обеспечить людям и цельность восприятия, и перманентную перспективу. Однако на этом направлении был достигнут лишь частичный успех. В целом же, продолжалась деконструкция европейской культурной основы, увы, и с помощью марксизма, особенно с помощью извращенно понятого марксизма. Естественно, что в пасть деконструкции попал и сам марксизм как претендующий на доминирование. А вскоре пришло время, когда выпущенный из клетки разума зверь рационализма стал пожирать себя уже без разбору...

Наступила эра постмодернизма. Модерн, наконец, нашел себя в постмодернизме. Это модерна тупик или это тот же самый модерн, находящийся в тупике. И, прежде всего, это тупик европейской метафизики, в пульсациях бинарных оппозиций зажатой в тисках (категорий) бытия и мышления (с). Логичный конец. Но в конце пребывать можно долго. Стало быть, задача освобождения труда состоит в том, чтобы найти такую точку опоры, откуда можно бить и по несносному бытию, и по неправедному мышлению, и откуда бы открывалась нескучная перспектива.








Александр Бронза






Копия этого http://m-introduction.livejournal.com/76927.html