Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

рег_1

Совпадение как субстанция

Это копия того, что послал неомарксистам (http://m-introduction.livejournal.com/226479.html)
====================================

Человек существует постольку, поскольку он подключен.

Такова реальность "нового капитализма".

Подсоединенность - это удерживание вместе разделенного или это совпадение.

Совпадение, будучи блокированным, отдаляет людей от реальности как она есть.

Прокрастинатор, стало быть, это тот, кто производит реальность как реальность совпадений. Однако она отчуждается эксплуататорским классом, в результате как доминирующая выступает иллюзорная реальность навязанных представлений о "возможном невозможном". Блокировка истинной реальности происходит за счет внедрения внешнего критерия подключенности, а именно, критерия ее продуктивности, эффективности - с точки зрения буржуазного общества. Чему противостоит прокрастинатор. Ибо единственный критерий, определящий степень реальности подключения, это напряженность удерживания вместе разделенного. И в этом смысле подключение к Angry Birds может оказаться ничуть не менее реальным, допустим, чем подключение к финансовым потокам.

Стратегия прокрастинатора заключается в прояснении механизма подчинения внешнему, "имманентному невозможному", в конечном итоге, в отказе от выбора и в превращении империалистической войны в гражданскую. То есть, всякий предлагаемый буржуазией выбор отвергается, и в то же время, ищут совпадающих антагонистов в двух сторонах. (Как тут и что пока проговорено тихо и слабо).

Цель - борьба за истинную реальность. Первоочередная задача - сделать класс прокрастинаторов из класса в себе классом для себя.

Примерно так Йоэль Регев рассуждает о революционном классе прокрастинаторов в условиях «нового духа капитализма». По крайней мере, так я воспринял на слух его недавнее выступление на "Зимней школе" спекулятивных реалистов в Питере, спонсируемой оппозиционным олигархом Прохоровым. Йоэль пытается развивать так называемую "материалистическую диалектику" в русле общего течения спекулятивного реализма. На мой взгляд, сам по себе это достаточно интересный пример философского изворота - для философии, зажатой в тиски бытия и мышления. А конкретно на материалистическую диалектику я обратил внимание потому, что именно в этих построениях наиболее четко увидел общее для спекулятивных реалистов стремление выйти к чему-то третьему, причем абсолютному. Собственно, тут оно названо четко - это совпадение или удерживании вместе разделенного.

При этом декларируется субстанциональность совпадения. И хотя
могут существовать качественно различные модусы удерживания вместе разделенного, основополагающим является удерживание вместе разделенного как таковое. Стало быть, совпадение - субстанционально.

Пример удерживания вместе разделенного - совпадение логоса и праксиса. Но и в каждом из этих модусов бытия ли, мышления ли имеют место быть свои совпадения, одна только возможность удерживания вместе смыслов демонстрирует нам фундаментальность совпадения. И вот эта реальность совпадений на деле отчуждается в пользу "имманентно невозможного", будь-то "вещь в себе", объективный мир или какой-то религиозный абсолют. То есть, "здравый смысл" подчиняет реальность нашим представлениям о том, "как оно должно быть". Поэтому материалистическая диалектика в качестве основного вопроса ставит вопрос о механизме подобного отчуждения.

Итак, налицо не только выход за пределы "корреляционистских институтов", но четкое обозначение куда - к субстанции, не являющейся ни бытием, ни мышлением. Это нечто третье, не менее фундаментальное, а может, и изводящее все остальное. Важно заметить, что при этом ни бытие, ни мышление никуда не деваются, а продолжают оставаться в этом дискурсе основными категориями по необходимости.

Когда я обратил внимание на сие обстоятельство, а именно, на появление новой третьей категории, также заметив, что она чем-то напоминает мне платоновское Единое, то удовлетворительного ответа не получил. Мол, и речи нет о повороте взад или, если возвышенно, о возвращении к корням, мы радикалы, и прочее, прем только вперед.

Как бы оно ни было, эта попытка вырваться из кантовский Матрицы, мне симпатичнее изначального порыва К.Мейясу, который со всей очевидностью в этой самой Матрице так и остался, разве в ней слегка пошалил, побултыхался. Четырехлетней давности мои соображения по поводу Мейясу можно найти здесь:

В тисках бытия и мышления - 2 (это вроде введения)
В тисках бытия и мышления - 3

Что же касается перспектив материалистической диалектики, то пока мне трудно сказать, принесет ли это направление мысли что-то принципиально новое в философский дискурс, кроме новых словечек и оборотов речи, или это окажется очередными заметками на полях Платона, например, в духе продолжения метафизики Аристотеля, где субстанция совпадения представляет собой удерживание вместе материи и формы. Но определенно, сама речь ведется не в кантовской Матрице и не о ней. Что уже хорошо.

В заключение, постараюсь вкратце(!) дать услышанному интерпретацию в духе Платона и в дискурсе различения, а не совпадения. Право, что такое это совпадение? Прежде всего, чтобы ему случиться, одно от иного должно быть различено (или иное от одного разведено). А что необходимо для того, чтобы случилось само различение? Необходимо нечто третье, только по отношению к чему и различаются эти одно от иного. Стало быть, чтобы одному от иного различиться, необходимо породить какое-то сущее - говорил Платон - необходимо это третье, по рождению которого, и только, сущими становятся также одно и иное, то есть, они, наряду с третьим сущим, становятся различенными. Бытие это различение, ага.

Далее легко видеть, что становясь различенными или просто становясь, одно и иное лишь кажутся несвязанными, в то время как их сущностная связь присутствует всегда. Итак, хотя само по себе "связывание несвязанного" это просто вводящий в заблуждение оборот речи, можно сказать, что возможность связывания всякого "несвязанного", чему так удивляется Регев, имманентно присуща бытию. Нет тут у нас ничего несвязанного.

Теперь посмотрим на судьбу одного и иного. Понятно, что удерживание их вместе как разведенных это их различение или просто-напросто это и есть сущее бытие. От человека различение требует сил, духовного напряжения. А когда удерживание вместе разведенного ослабевает, то пропадает различие, различенное прежде сливается в тождестве и вываливается из бытия, проваливается в ничто. Такой человек оказывается, в лучшем случае, в мире извне навязанных иллюзий, в худшем - наедине со своим уставшим или, наоборот, взбесившимся воображением, и в том и в другом случае сводящим человека с ума перманентно пульсирующим недоразличием.

С другой стороны, посмотрим на совпадение логоса и праксиса. Чем удерживаются вместе эти основные модусы удерживания вместе? Вестимо, Единым! Ибо именно в Едином заключено различие между движением сущего и движением мысли (как иного сущего), и только в Едином. Поэтому-то там покой, и поэтому-то нас так манит к наднебесным высотам... Короче, не человек удерживает вместе бытие и мышление, но человек - постольку, поскольку он человек - определяется связью этих, казалось бы, разведенных модусов различения. Или - в самом человеке находится выход к тому третьему, что есть ни бытие, ни мышление. У кого где, а у меня "это" в верхушке затылка.

С раздвоением субстанции, что декларирует материалистическая диалектика, тоже никаких проблем в платонизме. Субстанция безпроблемно пульсирует, оставаясь в покое для нас, единственная проблемам состоит в том, чтобы ей для нас стать-быть, а нам удержать ее бытие.

В общем, при рассмотрении вчерне у меня вся эта каббалистика укладывается в Платона (еще место остается). И почему-то я не удивлен. Каббала вторична все же...

Что же касается диалектики реального и воображаемого или вопроса о соотнесении реальности с картиной мира, то это, действительно, серьезный и актуальный вопрос, он требует особого внимания. В чем генезис "имманентного невозможного" и как оно влияет на нашу реальность? Я этого слегка касался прошлой весной при разговоре о динамической Матрице, которую построил Маркс, и планирую к этому вопросу вернуться в будущем.






Александр Бронза




===========================
Ссылки по теме
(ранние выступления Й.Регева, так как в этот раз запись не велась):

1. http://www.sambation.net/index.php?title=Каббалистический_большевизм:_основные_положения&oldid=3621&diff=prev

2. http://vimeo.com/40002434
рег_1

О "проблеме посредника"

в дуалистических представлениях свое краткое резюме предлагает Косилова ( а вот по ссылкам рекомендую не лазать, по крайней мере, тем, кто в этих вопросах агрессивный наив не переваривает).

Там уточнил:
А что касается Канта, то все же, у него лишь Я причастно "другому уровню", и уровень тот - ноуменальный. Все остальное соткано из материи мысли и чувств.

То есть, Кант сводит проблему не "к специфике нашего мышления", а загоняет ее строго в Ноумен. Видимо, это самый изящный дуализм - ноуменального и явленного - где нет нужды задаваться вопросом о механизме смычки субстанций. Ибо она произведена в нужном месте и в нужное время - там, где нет ни места, ни времени.

Ссылки по теме: Collapse )

Однако, пробивает все чаще наших людей на "посредника". Так пойдет, потребуют  скоро "третьего", онтологически равного.

рег_1

Палка о двух концах. Свобода – 2.

Доходит трудно про свободу, мол, «переживания». Моя вина. Возьму-ка в руки палку.

 

Свобода и воля. На одном конце – свобода, на другом конце – воля.  Истинная свобода нас ждет известно где. Апостол Павел предупреждал нетерпеливых: «Где Дух Господень, там свобода». Предельное поглощение волей тоже не секрет у кого бывает - у экскаватора. А наша свобода, равно как и наша воля, возможна лишь в форме свободы воли - с тех пор, как Адам предал дарованную ему свободу и восстал против Власти Бога. Таким образом, это прямое следствие нашей испорченности и погружения в рабский грех. По научному же выражаясь, сие есть следствие нашей ограниченности, поскольку именно из неё и вырастает наше «Я» со всеми его желаниями и велениями в одном сгустке всевозможных неразличений. 

 

Да, человеческое достоинство, выражающееся в свободе воли человека, в прямом смысле является продолжением человеческого же онтологического недостатка – неспособности нашей воспринимать все различения бытия. Мы грубые. Но то естественная грубость жизни, само возникновение которой обусловлено способностью живого различать нужное от ненужного, выделять главное, отбрасывать, якобы, несущественное - фильтровать, одним словом. Уловка жизни против детерминизма неживой природы, где правят необходимость со случайностью. Свобода воли окончательно берет их в оборот, снимая тем самым для нас вопрос о причинности - его больше нет, он бессмысленен*. Потому свободой воли человека имеет смысл называть не нечто «детерминированное исключительно само собою», а онтологически обусловленную особенность человека, позволяющую ему воспринимать внешний и свой внутренний мир в форме свободных (по)желаний (себе). А также позволяющую ему действовать «из себя» несмотря на внешние противные тому обстоятельства, то есть, проявляя волю.

 

Свобода воли это палка о двух концах, и, главное, чтоб эта палка была в собственных руках. Когда она в руках чужих, человек мечтает о свободе, и волю свою проявляет почти как экскаватор. Он становится свободным, когда свое себе забирает. За человеческую свободу приходится платить, увы. Платить ограниченностью нашего сознания, увы и увы. И не случайно многие определения свободы, что придумали философы, так или иначе, сопряжены с сознанием человека – от гегелевской «цели разума» до знакомой всем «осознанной необходимости». И даже понимая сознание как ничто, как пустоту, Сартр заполняет именно ее свободой человека. Такая связь свободы с сознанием неудивительна. Ведь человеческая свобода это свобода воли и как таковая является неотделимой от нашего сознания «субстанцией духа». Действительно, ничего нельзя толком осознать, не будучи свободным и не проявляя волю, а мера осознания происходящего всегда соответствует нашей свободе мысли и воле к постижению сути вещей.

 

Чтобы получить свободу в Боге человеку необходимо проявить максимум воли и распрощаться со своей свободой воли. «Отсечение воли». Весь путь спасения это самоотречение плюс Божья благодать. А можно распорядиться свободой воли иначе, и по собственной воле остаться рабом греха. На человеке ответственность за выбор и вместе с этим тяжкий долг – он должен научиться различать путь. Для этого необходима свобода. И воля не закрывать глаза. В одном флаконе, дорога далека…

 Collapse )